Мини-сочинение на тему: Какое впечатление произвёл на вас сказ "Медной горы хозяйка"? Помогите пожалуйста завтра сдавать!

  • Парень остался один. На руднике тихо. Слышно только, как за грудкой руды другой-то похрапывает. Разбудил его. Сходили на свои покосы, посмотрели траву, к вечеру домой воротились, а у Степана одно на уме: как ему быть? Сказать приказчику такие слова - дело не малое, а он еще, - и верно, - душной был - гниль какая-то в нутре у него, сказывают, была. Не сказать - тоже боязно. Она ведь Хозяйка. Какую хошь руду может в обманку перекинуть. Выполняй тогда уроки-то. А хуже того, стыдно перед девкой хвастуном себя оказать.Думал-думал, насмелился:- Была не была, сделаю, как она велела.На другой день поутру, как у спускового барабана народ собрался, приказчик заводской подошел. Все, конечно, шапки сняли, молчат, а Степан подходит и говорит:- Видел я вечор Хозяйку Медной горы, и заказывала она тебе сказать. Велит она тебе, душному козлу, с Красногорки убираться. Ежели ты ей эту железную шапку спортишь, так она всю медь на Гумешках туда спустит, что никому не добыть.У приказчика даже усы затряслись.- Ты что это? Пьяный, али ума решился? Какая хозяйка? Кому ты такие слова говоришь? Да я тебя в горе сгною!- Воля твоя, - говорит Степан, - а только так мне ведено.- Выпороть его, - кричит приказчик, - да спустить в гору и в забое приковать! А чтобы не издох, давать ему собачьей овсянки и уроки спрашивать без поблажки. Чуть что - драть нещадно!
    Ну, конечно, выпороли парня и в гору. Надзиратель рудничный, - тоже собака не последняя, - отвел ему забой - хуже некуда. И мокро тут, и руды доброй нет, давно бы бросить надо. Тут и приковали Степана на длинную цепь, чтобы, значит, работать можно было. Известно, какое время было, - крепость. Всяко гадились над человеком. Надзиратель еще и говорит:- Прохладись тут маленько. А уроку с тебя будет чистым малахитом столько- то, - и назначил вовсе несообразно.Делать нечего. Как отошел надзиратель, стал Степан каелкой помахивать, а парень все ж таки проворный был. Глядит, -ладно ведь. Так малахит и сыплется, ровно кто его руками подбрасывает. И вода куда-то ушла из забоя. Сухо стало."Вот, - думает, - хорошо-то. Вспомнила, видно, обо мне Хозяйка".Только подумал, вдруг звосияло. Глядит, а Хозяйка тут, перед ним.- Молодец, - говорит, - Степан Петрович. Можно чести приписать. Не испужался душного козла. Хорошо ему сказал. Пойдем, видно, мое приданое смотреть. Я тоже от своего слова не отпорна.
    Она указала перстом, перед ним и открылся ход, как штольня, и светло в ней, как днем. Пошел Степан по этой штольне, - опять всяких земельных богатств нагляделся и пришел как раз к своему забою. Пришел, штольня и закрылась, и все стало по-старому. Ящерка прибежала, цепь ему на ногу приладила, а шкатулка с подарками вдруг маленькая стала, Степан и спрятал ее за пазуху. Вскоре надзиратель рудничный подошел. Посмеяться ладил, а видит - у Степана поверх урока наворочено, и малахит отбор, сорт-сортом. "Что, - думает, - за штука? Откуда это?" Полез в забой, осмотрел все да и говорит:- В эком-то забое всяк сколь хошь наломает. - И повел Степана в другой забой, а в этот своего племянника поставил.
    На другой день стал Степан работать, а малахит так и отлетает, да еще королек с витком попадать стали, а у того-у племянника-то, - скажи на милость, ничего доброго нет, все обальчик да обманка идет. Тут надзиратель и сметил дело. Побежал к приказчику. Так и так.- Не иначе, - говорит, - Степан душу нечистой силе продал.Приказчик на это и говорит:- Это его дело, кому он душу продал, а нам свою выгоду поиметь надо. Пообещай ему, что на волю выпустим, пущай только малахитовую глыбу во сто пуд найдет.Велел все ж таки приказчик расковать Степана и приказ такой дал - на Красногорке работы прекратить.
    - Кто, - говорит, - его знает? Может, этот дурак от ума тогда говорил. Да и руда там с медью пошла, только чугуну порча.Надзиратель объявил Степану, что от его требуется, а тот ответил:- Кто от воли откажется? Буду стараться, а найду ли - это уж как счастье мое подойдет.Вскорости нашел им Степан глыбу такую. Выволокли ее наверх. Гордятся, - вот-де мы какие, а Степану воли не дали. О глыбе написали барину, тот и приехал из самого, слышь ко, Сам-Петербурху. Узнал, как дело было, и зовет к себе Степана.



See also: