Тайра-но Ацумори 平敦盛 (1169 – 1184)

Младший сын Тайра-но Цунэмори, брата Киёмори.

Когда самураи Минамото внезапной атакой выбили Тайра из крепости и сбросили их в море, то воины Тайра, пешие и конные, в поисках спасения бросились по мелководью к своим кораблям. Среди них был и шестнадцатилетний Ацумори, приходившийся племянником самому Киёмори.

Юноша воспитывался как придворный аристократ, был прекрасным музыкантом и поэтом. Но когда пришло тяжкое для всех Тайра время, он простился с любимой девушкой, сел на боевого коня и ушел в последний военный поход своего клана. С собой он захватил драгоценный музыкальный инструмент — старинную флейту, которую хранил за пазухой в парчовом футляре. По вечерам, когда утихали сражения, Ацумори играл на флейте и своей музыкой поднимал дух уставших воинов. Играл он и накануне битвы при Ити-но-тани.

Когда битва была проиграна и люди Тайра обратились в бегство, юный воин находился в самом арьергарде, прикрывая отход своих товарищей. Самураи Минамото шли буквально по их горячим следам.

Один из них, опытный и неистовый в бою «восточный воин» по имени Кумагаи-но Дзиро Наодзанэ, мчался впереди всех. Он увидел Ацумори и вызвал его на поединок. Ацумори принял вызов, развернул своего коня и помчался к берегу. Кумагаи первым же ударом сшиб неопытного юношу с коня, повалил наземь и, сорвав с него шлем и железную маску, приготовился нанести смертельный удар. И тут он увидел, что его противник — совсем еще мальчишка, ровесник его сыну. Кумагаи хотел было пощадить Ацумори, но его уже окружили другие воины Минамото, распаленные битвой и требовавшие крови. Они заставили Кумагаи отрезать юноше голову, и победитель, рыдая и проклиная судьбу, был вынужден сделать это.

Под доспехами обезглавленного Ацумори нашли флейту в парчовом мешочке, и Кумагаи понял, что он убил того самого музыканта, чьей музыкой наслаждался накануне. Опечаленный воин воскликнул: «За нашего господина сражаются сто тысяч воинов, но среди них не найдется ни одного, кто бы взял с собой в сражение флейту. Какой же возвышенной жизнью жили эти придворные и аристократы!» Кумагаи, молясь за душу Ацумори, омыл его голову и с почестями отправил его отцу, Тайра-но Цунэмори.

С тех пор призрак погибшего Ацумори еще долго приходил на скалы Ити-но-тани и играл на флейте — ее прекрасные, но исполненные тоской мелодии до сих пор слышатся в вое ветра и шуме морского прибоя.




See also: